Республика конго отношение мужчины к женщине

Полное описание по теме: республика конго отношение мужчины к женщине с профессиональными комментариями и советами.

10 стран, в которые женщинам лучше не попадать

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Образ женщины 21 века – уверенная в себе, процветающая, светящаяся здоровьем и красотой. Но многие из 3,3 млрд женщин на нашей планете сегодня подвергаются насилию, репрессиям, изоляции и дискриминации. В нашем обзоре 10-ка стран, которые признаны международными экспертами худшими для проживания женщин.

Ирак стал настоящим сектантским адом для женщин после того, как американцы «освободили» страну от тирана Саддама Хусейна. Уровень грамотности, когда-то самый высокий в арабском мире, в настоящее время находится на самом низком уровне. И конце 2014 года боевики «Исламского Государства» казнили в Ираке более 150 женщин за отказ участвовать в так называемом секс-джихаде.

2. Пакистан

В некоторых племенных районах женщин насилуют в качестве наказания за преступления мужчин из их семей. Но еще более широкое распространение получили так называемые убийства чести. Недавно по стране пронеслась волна религиозного экстремизма, направленная против женщин политиков, работников по вопросам прав человека и адвокатов. Женщины являются жертвами насилия и жестокого обращения, и в стране по-прежнему нет законов против насилия в семье. С этой проблемой сталкиваются 90 процентов женщин, а 82 процента женщин зарабатывают меньше, чем мужчины.

В Индии женщины составляют 39 процентов всех ВИЧ-инфицированных взрослых . Около 70% женщин в Индии являются жертвами насилия в семье. Преступления в отношении женщин в Индии совершаются каждые три минуты. Раз в 29 минут женщина становится жертвой изнасилования. В прошлом веке было убито 50 миллионов девочек, а около 100 миллионов женщин и девочек стали жертвой торговли людьми. 44,5 процентов девочек выходят замуж в возрасте до 18 лет.

В столице Сомали Могадишо гражданская война в корне изменила ситуацию для женщин, которые ранее были традиционным оплотом семьи. 95 процентов девочек насилуют в возрасте от 4 до 11 лет. В парламенте женщины занимают только 7,5 процентов мест. Только 9 процентов женщин в Сомали рожают в медицинском учреждении.

В Мали, одной из беднейших стран мира, лишь немногим женщинам удается избежать мучительного обрезания половых органов. Многие из девочек вынуждены вступать в брак в совсем юном возрасте, а каждая десятая умирает во время беременности или родов.

6. Гватемала

Бедные женщины в Гватемале сталкиваются с насилием в семьях и частыми изнасилованиями. Также в стране один из самых высоких в мире уровней СПИДа.

Несмотря на то, что в стране был принят ряд новых законов, положение женщин на западе Судана остаётся плачевным. Похищения, изнасилования или насильственное выселение привели к тому, что с 2003 года было убито более одного миллиона женщин.

8. Демократическая Республика Конго

В восточной части ДРК война уже унесла более 3 миллионов жизней, и конца её не видно. Часто в Конго женщины воюют на передней линии фронта. Они часто становятся жертвами прямых нападений и насилия, совершенных воюющими сторонами. Женщины в Конго сталкиваются с особенно суровыми реалиями: каждый день происходит около 1100 изнасилований, а с 1996 их было зарегистрировано более 200 000. 57 процентов беременных женщин страдают анемией, и все без исключения женщины не могут подписать ни одного юридического документа без разрешения своих мужей.

9. Афганистан

В среднем афганские женщины живут только 45 лет — на год меньше, чем афганские мужчины. После трех десятилетий войны и репрессий, подавляющее число женщин в Афганистане безграмотны. Более половины всех невест младше 16 лет. Каждые полчаса умирает роженица, ведь около 85 процентов женщин в Афганистане рожают без медицинской помощи. Это страна с самым высоким уровнем материнской смертности в мире.

В Чаде женщины практически бесправны. Большинство браков заключается с девушками 11 — 12 лет. Суданские женщины, живущие в лагерях беженцев на востоке Чада, сталкиваются с изнасилованиями и прочими формами насилия. Вне лагерей же их преследуют члены оппозиционных вооруженных групп, бандиты и силы безопасности Чада.

Практически каждая женщина мечтает о материнстве. Малыши способны перевернуть всю жизнь, а мы рассказывали про 20 удивительных фактов, которые изменят представление взрослых о маленьких детях .

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

С формальной точки зрения война окончена, но в джунглях на востоке Конго по-прежнему скрывается множество вооруженных группировок, которые совершают нападения на деревни. Как и прежде, каждую ночь женщин насилуют и убивают, и многие люди страдают посттравматическим стрессовым расстройством.

Число жителей: 71,7 миллиона (2011)

Религия: римские католики 50%, протестанты 20%, мусульмане 10%

Ожидаемая средняя продолжительность жизни: мужчины – 50 лет, женщины – 53 года (2006)

Доля грамотных: среди мужчин – 67%, среди женщин – 54% (2011)

Разница в уровне денежных доходов: Коэффициент Джини 0,44 (2006)*

Место в рейтинге по уровню коррупции среди 183 стран: 168 (2011)**

Место в рейтинге по развитию человека, включая гендерное равенство, среди 146 стран: 142 (2011)***

Материнская смертность: более 900 на l00.000 живорожденных****

Количество детей на одну женщину: 5,2 (2011)

Законодательство об абортах: Аборты запрещены, даже если жизнь матери под угрозой.

Закон против изнасилования в браке: Отсутствует.

Насилие в отношении женщин в рамках близких отношений: 1,8 миллионов женщин будут изнасилованы в течение своей жизни. Конго – вторая в мире страна по уровню опасности для жизни женщины.

* Коэффициент Джини:
Экономический показатель неравенства населения – например, с точки зрения распределения доходов. Коэффициент Джини может иметь значение от 0 до 1. Показатель, равный 0, означает, что все индивиды имеют абсолютно равный уровень доходов (тотальное равенство), в то время как показатель 1 означает тотальное неравенство. Чем ниже коэффициент Джини по доходам, тем более поровну в стране распределяются заработная плата, прибыль, пособия и прочие виды компенсаций.

** Коррупция:
Организация «Transparency international» провела в 2011 году рейтинг среди 183 стран по степени распространенности коррупции. Первое место в списке – наилучший показатель (самый низкий уровень коррумпированности), 183-е – наихудший. Это важно, так как коррумпированность полиции и других звеньев правоохранительной системы однозначно влияет на положение женщин.

*** Гендерное равенство:
Программа развития Организации Объединенных Наций ( ПРООН , UNDP – United Nations Development Programme) – организация при ООН по оказанию странам-участницам в области развития – ежегодно проводит оценку гуманитарного развития в странах мира с учетом уровня здоровья, образования и доходов, выводя Индекс гуманитарного развития ( ИГР , HDI – Human Development Index). В 2010 году в обиход был введен новый показатель – Индекс гендерного неравенства ( ИГН , GII – Gender Inequality Index), принимающий во внимание, в том числе, уровень гендерного равенства. Страны располагаются в рейтинге от первого места (1) и ниже.

Читайте так же:  Сербские мужчины в отношениях к женщинам

11 стран, в которых страшно быть женщиной

Пока мы размышляем о том, какие ошибки мешают нам стать счастливыми, в мире есть места, где женщинам совсем не до таких философствований – это страны, где женщины не имеют прав.

Ирак, Пакистан, Саудовская Аравия, Чад, Мали – до этих стран еще не добралось течение борьбы за права женщин. Более того, в большинстве з них считается, что единственная функция женщин, помимо продолжения рода, — удовлетворять все приходи мужчин. Насилие в семье, изнасилования, высокая смертность рожениц и даже женское обрезание – все это норма для стран, где женщины не имеют прав.

Ирак

Ирак – одна из стран, где женщины практически не имеют прав. С правами женщин в этой стране дела обстояли всегда не самым лучшим образом, но сегодня, с возникновением и развитием так называемого Исламского государства, ситуация просто катастрофическая. Представительницы слабого пола здесь воспринимаются как существа, выполняющие функцию удовлетворения мужчин и их потребностей, и нормальной практикой является секс-джихад – женщины обязаны оказывать сексуальные услуги солдатам, причем до тех пор, пока тем не надоест. В случае отказа – казнь.

Саудовская Аравия

В этой стране права женщины очень ограничены, точнее их практически нет. Самые серьезные запреты касаются, конечно, общения с мужчинами – все устроено так, чтобы не дать женщине возможности пересечься с представителями мужского пола. Абсурдность ситуации доходит до того, что женщинам запрещено даже водить машину, чтобы не создавались ситуаций, когда она сможет контактировать с мужчиной. Более того, если девушка будет изнасилована, вина за происшествие падет на нее.

Пакистан

Здесь просто не существует ни одного закона, защищающего права женской части населения. Практически 90% женщин страдают от насилия в семье. Более того, нормальной практикой в Пакистане является наказание жены за проступки и прегрешения мужа – ее могут изнасиловать, побить или сделать с ней все, что угодно, вплоть до убийства.

Чад

Еще одна страна, где женщины не имеют прав априори ни на одном из уровней. Девушек все еще выдают замуж без согласия в 10-12 лет. Считается, что их единственным предназначением является удовлетворение всех потребностей мужа, а также продолжение рода.

Афганистан

Здесь один из наиболее высоких показателей в мире по уровню смертности среди рожениц, так как 85% жительниц Афганистана рожают без медицинской помощи. В большинстве случаев женщины в этой стране не живут дольше 45 лет: единственной их функцией является рождение ребенка, а после этого внимание здоровью не уделяется. Обращаться в больницу без согласия мужа запрещено.

Демократическая республика Конго

Постоянные гражданские войны здесь вынуждают женщин идти на передовую, однако, несмотря на то, что они участвуют в боевых действиях точно так же, как и мужчины, представительницы женского пола не получают никаких званий или почестей. Более того, они не могут подписывать ни один документ без мужа.

Судан

В этой стране женщины тоже не имеют прав. Женщины терпят насилие и побои просто потому, что им некуда обратиться за помощью.

Мали

Здесь все еще бытует зверский обычай женского обрезания. Стоит ли продолжать о том, что женских прав и свобод здесь нет и не предвидится.

Сомали

Трудный регион, в котором постоянные междоусобные стычки и распри не дают возможности даже говорить о женских правах. Свыше 90% девушек лишается девственности в следствие изнасилования в возрасте 10-12 лет.

Индия

Хотя эта страна считается частью цивилизованного мира, подавляющее большинство населения все еще живет по собственным древним законам, согласно которым женщина – бесправное существо, созданное для удовольствия мужчины. В Индии все еще девочек выдают замуж без их согласия и большинство терпит насилие в семье. К тому же в этой стране очень распространена торговля людьми и основным «товаром» являются женщины. Девочка здесь всегда менее желанный ребенок, нежели мальчик, и иногда родители даже принимают решение об аборте, если узнают о том, что ожидают представительницу прекрасного пола.

Гватемала

В Гватемале насилие во всех его проявлениях по отношению к женщине является нормой. По статистике каждый день в этой стране погибают от чужой руки две женщины. Самое ужасное, что женщины настолько привыкли к этому, что не осознают неправильности происходящего и даже не догадываются, что созданы не только для удовлетворения всех потребностей мужчины, а могут быть свободными, самодостаточными и уверенными полноценными личностями со своими желаниями и интересами.

Солдат, изнасиловавший 53 женщины в Конго: “Мы могли делать все что угодно”

Рубрики: Эксклюзив, Африка, Переводы Опубликовано: 12-04-2013

В небольшом доме на холме с видом на озеро Киву молодой солдат конголезской армии рассказывает о преступлениях, которые он и его товарищи совершили в городе Минова несколько месяцев назад. “Нас было двадцать пять, мы собрались и решили, что каждому из нас нужно изнасиловать по 10 женщин, и мы так и сделали, – сказал он. – Я изнасиловал 53 женщины, в том числе девочек пяти-шести лет”.

– Я насиловал не потому, что я злой, а потому, что это приносило массу удовольствия, – говорит 22-летний Матесо (это его вымышленное имя). – Когда мы попали сюда, мы встретили здесь много женщин. Мы могли делать все что угодно.

По словам Уильяма Хейга, который на этой неделе представил стратегию предупреждения сексуального насилия на заседании министров иностранных дел стран большой восьмерки в Лондоне, то, что произошло в Минове, является суровым напоминанием об огромных вызовах, стоящих перед теми, кто стремится решить проблему изнасилований в Демократической республике Конго.

22 ноября прошлого года тысячи изможденных, потрепанных и израненных солдат конголезской армии ворвались в Минову, только что потерпев поражение в битве с повстанческими бойцами М23 в Гоме – главном городе в 30 км на востоке Конго.

Их отступление было случайным и хаотичным. Солдаты были растеряны, обозлены, расстроены и никем не контролируемы; их командиры исчезли, а батальоны и полки распались.

Когда они прибыли в Минову, они были пьяные, голодные и разъяренные. Местные жители были вынуждены терпеть два кошмарных дня грабежей, изнасилований и убийств, прежде чем армии удалось восстановить некую дисциплину в своих рядах.

Сотни женщин были изнасилованы. Невозможно точно указать число случаев, так как жертвы зачастую сохраняли молчание, опасаясь того, что их отвергнут их общины и даже мужья, но директор местной больницы доктор Гислен Кассонго сказал, что имел дело более чем с сотней женщин, получивших травмы в результате изнасилования после нашествия армии.

В приюте для жертв изнасилования в нескольких милях от Миновы, 60-летняя Нзигире Чибалонза рассказывает ужасную историю о том, что с ней произошло, когда солдаты ворвались в ее магазин. “Они избивали нас, а затем стали насиловать. Трое мужчин изнасиловали меня – двое спереди и один сзади”, – говорит она, и ее глаза набухают слезами, когда она нервно сжимает и закручивает подол своего платья.

Читайте так же:  Как попросить у мужчины денег красиво психология

– У меня до сих пор что-то не в порядке с головой. Я думала, у меня СПИД, и теперь мой муж издевается надо мной. Он называет меня солдатской женой, он отвергнул меня, – говорит она. Приют, созданный под руководством местной женщины, которая сама была жертвой нескольких изнасилований – это единственное место, куда она может уйти. Этот приют стал домом для глубоко травмированного, но стойкого сообщества женщин, которые работают и заботятся друг о друге. Одной из живущих в приюте жертв, которая говорила с газетой “ Guardian ”, было всего 14.

Масштабы преступности в Минове заставили армию начать действовать. Военные прокуроры в Северном и Южном Киву – Минова находится как раз на границе между двумя провинциями – сделали веские заявления, угрожая арестовать офицеров, которые не смогли контролировать свои войска.

– Здесь было много бед. Солдат травмированы войной, и поэтому совершают серьезные проступки и преступления, – сказал Мокута Амдондо, военный прокурор Северной Кивы. – Именно в таких случаях военная юстиция приобретает первостепенное значение. Мы, не колеблясь, ввели процедуры, которые позволяют нам арестовывать солдат, насиловавших и грабивших гражданское население в Минове.

– Если [жертвы] не могут опознать солдат, совершивших преступления, мы применяем принцип иерархии: за невероятно тяжкие преступления, совершенные солдатами под их контролем, преследованию подвергаются командиры частей.

Наблюдатели надеются, что успешное расследование может сделать Минову поворотным пунктом в создании функциональной системы правосудия в восточном Конго. “Минова находится в центре событий, которые напрямую касаются правосудия в ДРК, — говорит Чарльз Гай Маконго из Американской ассоциации юристов в Гоме. — То, что расследование уже ведется – это хорошо. Но только судебные процессы и, безусловно, приговоры смогут что-то изменить в сфере правосудия, в частности в борьбе с безнаказанностью и в процессе построения правового государства в ДРК”.

На сегодня, конкретных результатов очень мало. Представители военного правосудия на местах рассказали газете “ Guardian ”, что не хотят заниматься расследованием дела в случае, если это приведет к обвинениям в отношении офицеров, так как опасаются ответной негативной реакции со стороны влиятельных фигур в армии. Пока только трое солдат были арестованы — младший лейтенант, капрал и рядовой из Южного Киву.

– Если правосудие свершится, это может остановить изнасилования со стороны солдат, – говорит Чибалонза. – Я пойду куда угодно, чтобы дать свидетельские показания против этих людей, потому что то, что они сделали со мной, было ужасно. Если они будут наказаны, это будет справедливо.

Однако, учитывая, что никаких масштабных арестов пока не состоялось, женщины Миновы скептически смотрят на то, что правосудие свершится, и виновные будут наказаны. “Правительство говорит, что будет арестовывать этих солдат и офицеров, – говорит руководительница приюта для жертв, пожелавшая остаться анонимной. – Даже если они и арестуют кого-то, то потом снова их освободят”. К сожалению, эти мрачные предсказания скептиков до сих пор оказывались правильными.

[3]

— Пит Джонс

— Перевод Надежды Пустовойтовой специально для Альманаха «Искусство войны»

Как это – переехать в Конго

Только ступив на просторы африканского континента, я четко осознала: когда-нибудь обязательно буду здесь жить. Эти бескрайние, живописные просторы, потрясающие, улыбчивые люди и удивительная, первозданная природа очаровали меня с первых же секунд. Подобное я видела только в журналах «Вокруг света». Как можно было не влюбиться?

[2]

Как-то так должна бы начинаться моя романтическая история с Африкой. Но нет. Скорее наоборот – когда я в первый раз оказалась в Демократической Республике Конго, то получила гипотермический шок при подъеме на вулкан и психологический от уровня жизни и круглых животов детей, рядом с которыми я однажды, будучи жутко голодной, так и не решилась съесть свой припрятанный бутерброд. Мое впечатление было одним-единственным. Никогда больше. Где моя уютная Украина (в которой, в общем-то, все не так уж и плохо!), стильные кафе и любимое дело – ателье Soulmates? Спасибо, Африка, нас и здесь неплохо кормят.

Но судьба – занятная шутница, и оказалось, что контракт моего мужчины продлевают еще на два года с повышением в должности. Так что, поразмыслив пару месяцев, я сообщила родителям о сумасбродном решении: пожить в Демократической Республике Конго полгода, «а там посмотрим». К моему счастью, всего пару человек из моей родни знают, где находится Конго, что стран с таким названием вообще две, и я еду в ту, которая раньше была Заиром. А про локальный конфликт и гуманитарную катастрофу в Северном Киву, где я сейчас живу, вообще никто не слыхал. Так что все обошлось без обмороков и драматических сцен. Самой забавной оказалась реакция парня из туристической фирмы, в которую я обратилась за визой. Он медленно поднял взгляд на мое розовое пальто, рассмотрел его внимательно и спросил: «Девушка, вы вообще понимаете, куда собираетесь?» Я закивала и заулыбалась своей самой оптимистично-лучезарной улыбкой. Он вздохнул: «Ладно, там украинцы в контингенте ООН, вертолетчики. Кто-нибудь вас да эвакуирует».

С визой в Конго вообще отдельная история. Неразвитым африканским странам зарабатывать особо не на чем, они пытаются делать деньги на визах. К тому же ближайшее консульство ДРК находится в Москве, а подготовкой документов для такой экзотической страны в Украине занимается одно-единственное агентство. Так что мой главный совет начинающим путешественникам по африканским странам: выбирать туристические направления с развитой инфраструктурой. В той же Кении прямо в аэропорту за 100 долларов вы получите трехмесячный пропуск на три страны, тогда как в Конго даже обычная одноразовая виза будет стоить дороже. Не говоря уже об экскурсиях, отелях и еде.

Благо, я приблизительно знала, чего ожидать от этой страны, и заранее запаслась всем необходимым. Быть девочкой в Африке – задача непростая. Мне пришлось везти с собой полугодовой запас косметики и шампуней, лаков для ногтей и акварельной бумаги, красок и блокнотов.

В следующий приезд закуплю в Украине семена рукколы, базилика и розмарина. И обязательно гречку – тут ее днем с огнем не отыщешь. Разве что у тех самых вертолетчиков из Украины. Эти ребята для себя даже баню умудрились оборудовать.

В ДР Конго говорят на французском и семи национальных языках (в моем регионе это суахили), но английский из местного населения здесь не знает практически никто. Нужно было найти занятие, которое помогало бы практиковать мои базовые сильвупле. Но уехать на край земли, чтобы заниматься какой-нибудь бумажной работой в офисе или фрилансить дома – это не самый увлекательный вариант. Так что, услышав о нескольких организациях, у которых есть проекты по обучению женщин закрою и шитью, я разыскала через знакомых нужные контакты и отправилась напролом – предлагать себя в качестве волонтера.

Читайте так же:  Ревную бывшую жену которую сам бросил

Если ты готов работать почти бесплатно, то можно легко заниматься тысячей дел своей мечты. За три месяца мне удалось организовать с коллегами детский карнавал для местной ребятни, стать соавтором новой коллекции одежды локального конголезского бренда и поруководить модным показом из-за кулис (всегда хотела оказаться на месте человека, который кричит моделям: «Ну-ка, переодевайся быстрее, скоро твой выход!»).

Да, мой французский по-прежнему очень далек от совершенства, но теперь я могу выразить практически любую из своих мыслей, а когда не знаю какого-то слова – объясняю его жестами. Иногда это выглядит очень смешно, но какая разница, если тебя понимают? Надеюсь, с таким опытом скоро можно будет стучать в дверь к большим благотворительным организациям и претендовать на официальную работу.

Но если в этот момент вы уже просматриваете на skyscanner стоимость билетов до африканских стран – погодите еще пару минут. Самое интересное – впереди.

Все мои знакомые экспаты единодушны во мнении: в Африке всегда одно и то же – сегодня ты обожаешь этот континент, а завтра тебе искренне хочется, чтобы кто-нибудь сбросил на него атомную бомбу. Потому-то ООН и отправляет своих работников в принудительный отпуск каждые три месяца. Дольше здесь могут выдержать только те, кто в Конго родился. Остальные начинают бросаться на людей.

Начнем с того, что каждый день я получаю минимум 20 предложений отдать мои деньги и личные вещи: очки, часы, вот эту симпатичную кофточку с птичками. «Дай мне, у тебя же много таких» – железный аргумент. И если на работе в ателье я еще могу отшутиться (хотя после этого местные швеи в шутку будут еще неделю называть меня эгоисткой), то когда на твою машину на перекрестке бросается голодный ребенок с криком: «Отдай мне свой бутерброд!», надо иметь достаточно неплохую нервную систему, чтобы спокойно на это реагировать. Одна моя американская коллега научила меня принципу «не давать ничего бесплатно». Хочешь газировку? Присмотри за машиной, пока я в магазине, или сбегай купи одну бутылку мне и получишь деньги на вторую. Нравится моя рубашка? Вот ткань, сшей мне другую вместо нее. Это не идеальный вариант, но надо же как-то менять местных, которые привыкли, что вот уже 20 лет к ним приезжают белые и раздают все бесплатно. Настолько бесплатно, что я лично видела, как миротворцы разбрасывали деньги из окон машины.

Второе. Одно из правил конголезцев – брать все, что плохо лежит. Нужно просто привыкнуть к тому, что ты будешь регулярно недосчитываться сдачи, сладостей и других мелочей. Это обидно, но давайте объективно: ты без этой конфеты можешь обойтись, а ребенок, который ее украл, возможно, еще месяц не попробует ничего сладкого. Приходится мириться.

И третье, самое сложное. Жизненные истории. Я, пожалуй, никогда не смогу слушать их без дрожи в коленках. Восточное Конго – мировая столица изнасилований. И это не метафора. Этот ужас пережила здесь каждая десятая женщина (а может, и пятая, далеко не все об этом заявляют). Я лично знаю двух парней, которые были рождены после изнасилования. Одного из них семья пыталась заморить голодом. Я сталкиваюсь с этими женщинами, этими ребятами, детьми, которые за всю жизнь видели только войну, каждый день. Они улыбаются, шутят и спрашивают, как у меня дела. Я тоже им улыбаюсь, но не могу избавиться от их историй. Честное слово, не могу.

Для всех медиа восточный Конго – что-то сродни Сирии и Афганистану. Мне регулярно пишут с вопросами: а как там вообще люди живут и работают, не убивают ли их каждый день? Да, Гома, конечно, не Сингапур, но, если у тебя есть голова на плечах, тут можно существовать вполне спокойно. Не стоит, конечно, оставлять на столике кафе свой айфон без присмотра, держать на улице в руках кошелек и ходить с открытой сумкой, но в светлое время суток на небольшие расстояния можно вполне передвигаться пешком. А вечером пить пиво в местных барах, где ты – единственный белый. Правда, потом тебе приходится возвращаться в дом за колючей проволокой, который будут стеречь несколько охранников. Но даже к этому со временем привыкаешь. Как привыкаешь к тому факту, что возле твоей кровати всегда стоит собранный рюкзак с запасом воды, еды, одежды и денег на три дня. Так, на всякий случай.

Прямая речьЖурналист, бежавший из Конго, — о своей жизни в России

Фабрис Канда, бежавший от репрессий из Конго, рассказал The Village о своей жизни в России

The Village продолжает неделю дискриминации. В течение пяти дней мы рассказываем о людях, которые чувствуют себя ущемлёнными в правах, и о способах борьбы с этим ощущением. Для этого материала мы поговорили с журналистом Фабрисом Канда, бежавшим из Конго от политических репрессий, об отношении к чернокожим, русской церкви и изоляции приезжих.

5. Журналист, бежавший из Конго, — о своей жизни в России

Я из города Киншаса, столицы Демократической Республики Конго. Я работал там журналистом. 28 ноября 2011 года в Конго прошли парламентские и президентские выборы, о которых я написал статью, раскрыл в ней несколько фактов, доказывающих, что выборы прошли нечестно. За то, что я сказал правду, меня стали преследовать и угрожать мне. По этой причине я покинул страну и оказался в России. Мне не пришлось выбирать страну для бегства, человек, который мне помогал спастись от репрессий, мог вывезти меня только сюда.

Я прибыл в Москву в июне 2012 года и был сразу арестован в аэропорту Шереметьево Федеральной миграционной службой, потому что их предупредили власти Конго, что я опасный человек, которого нельзя впускать в Россию. Меня обыскивали на борту, прямо после посадки, в течение 15 минут — никто не мог покинуть самолёт это время. Убедившись, что я не представляю угрозы, служба признала, что предупреждение было ложным, и мне разрешили въезд в Россию.

Две недели я жил на улице в Москве. Я никого не знал в России, не знал русского языка и не мог попросить помощи. С собой у меня было всего 100 долларов, этого не хватило бы на гостиницу. Я пытался протянуть на эти деньги как можно дольше, покупал самую дешёвую еду, которую мог найти на улице, — белый хлеб и мороженое. Мороженое мне нравилось. Однажды меня приметили братья-африканцы и позвали жить у них в Подольске. Они научили меня варить и есть манную кашу. Теперь манка — основа моего рациона. Мои новые друзья объяснили, где находится Федеральная миграционная служба (ФМС), куда надо сдать документы, чтобы запросить политическое убежище.

На интервью в ФМС я чувствовал себя преступником в суде, который должен аргументировать свои действия. Я просил о помощи, а в соответствии с международными правами человека тот, кто страдал от травли и преследования, вправе просить защиты в любой европейской стране. Но в России пошли против закона, мне отказали в документах. Я обратился в суд, к сожалению, безуспешно. На каждом шагу я сталкивался с агрессией, люди не хотели помогать мне решить мою проблему, их раздражал мой вид, мои просьбы, все спешили отделаться от меня побыстрее. Я до сих пор не получил статус беженца и нахожусь здесь нелегально.

Читайте так же:  Гороскоп женщина козерог мужчина козерог совместимость

На интервью в ФМС
я чувствовал себя преступником в суде, который должен аргументировать свои действия

Я переезжаю из города в город — успел пожить в Саратове, Перми и сейчас живу в Москве, — потому что ФМС перенаправляет мои документы в разные отделения. Я не знаю, с чем это связано, но каждый раз мне приходится устраиваться на новом месте, а это непросто. Мне ужасно сложно снять квартиру в России, потому что везде хозяева хотят селить у себя только славян. Увидев, что я иностранец, они говорят, что мест больше нет. В Москве я три месяца жил в хостеле, в комнате на восемь человек. Это было очень дорого, я не могу оплачивать спальное место стоимостью 10 тысяч рублей в месяц.

Сейчас я живу в Бутове, так сложилось, что тут много африканцев. Здесь же я впервые подвергся агрессии. В августе 2012 года на меня напали трое русских. Они избивали меня и кричали, что я обезьяна, отобрали документы и гитару, на которой я раньше играл. Было около полуночи, на улицах было пусто, и никто не мог мне помочь. В районе Бутова вообще довольно опасно, наши постоянно сталкиваются с угрозами, африканцев часто бьют, но вариантов особенно нет. Сложно найти жильё где-то ещё. Я стараюсь не выходить на улицу с наступлением темноты и вообще как можно реже выходить из дома.

С бытовой дискриминацией я сталкиваюсь постоянно. Когда я захожу в автобус и подсаживаюсь к кому-то, иногда человек встаёт и уходит на другое сиденье. Наверное, ему неприятно и страшно сидеть рядом с чернокожим. Я постоянно сталкиваюсь с вербальными угрозами, слышу, как за спиной меня называют обезьяной. Я думаю, люди в России не привыкли видеть кого-то, кто сильно отличается от них внешне. Грустно, что они так реагируют.

Со всей этой шумихой вокруг вируса Эбола я чувствую, что отношение к нам только ухудшается. Люди предлагают изолировать африканцев ещё больше, они не хотят приближаться, они боятся заразиться. Такое отношение служит источником конфликта. Важно найти решение проблемы, ведь это не просто проблема африканцев, она может коснуться всех людей. Должно быть решение лучше, чем изоляция от общества, потому что мы живём в одном мире, это наш общий дом.

Я знаком со многими африканцами, которые живут в России, хотя друзей среди них у меня нет. Эти африканцы убежали в Россию от сложностей, в их стране нет шанса исполнять мечты и жить хорошей жизнью, нет демократии. Здесь они раздают рекламу на улице, моют посуду в ресторане, кто-то преподаёт французский, как я. Я не встречал ещё африканца, который жил бы здесь по-настоящему хорошо.

Русские женщины часто обращают внимание на нас, они думают, что все африканцы готовы закрутить с ними роман. Многие подмигивают в метро, заигрывают. Я уже был в ситуации, когда русская хотела встречаться со мной, но я не могу ответить взаимностью, потому что у меня есть семья. Мужчина должен помогать женщине, быть её поддержкой. У меня есть жена и двое детей, которых я надеюсь перевезти в Россию, брать на себя ответственность за ещё одну женщину я не могу и не хочу.

В августе 2012 года на меня напали трое русских. Они избивали меня и кричали, что я обезьяна, отобрали документы и гитару

Сейчас я вовсю учу русский, делать нечего, ведь французский в России почти не понимают, и английский тоже знают немногие. К сожалению, я не могу пока устроиться на нормальную работу, для этого нужны документы, которых у меня нет. Меня взяли в одну гимназию, где я сейчас работаю преподавателем французского языка. Ещё у меня есть три-четыре частных ученика. Я зарабатываю не очень много, недостаточно для того, чтобы есть мясо или рыбу, например. Африканская еда очень отличается от русской, но, чтобы есть то, что ты хочешь, нужны деньги. Я покупаю продукты, которые нужны чтобы выжить: хлеб, сахар, кофе, манку.

На родине у меня остались жена и двое детей — мальчик и девочка. Я не мог выйти на связь с ними целый год, я покинул страну внезапно, прервал все контакты и боялся, что они окажутся под угрозой, если обнаружится, что мы общаемся. Год спустя я узнал, что власти пытаются давить на них, чтобы я вернулся. Если я смогу перевезти семью сюда и всё с документами получится, то почему бы не жить в России. Да, здесь много агрессии, но я вижу и другую сторону — я встретил много хороших благожелательных людей.

[1]

Я христианин — это важный компонент моей личности. Я читаю Библию, она сформировала многие мои убеждения, она мне дала силы жить вопреки трудностям. Я посещал русские церкви в Саратове, Перми, в Москве, посещал местную церковь у нас в Бутове. Мне интересно смотреть на ваши церемонии, ритуалы. Но почему-то почти не встречал темнокожих людей в церкви или других иностранцев. Это странно, и мне кажется, что церковь сама отодвигает их. Лучше будет, если церковь станет открытой для иностранцев. Я пробовал говорить со священниками, искал у них помощи и утешения. Я рассказываю им о моих проблемах, прошу совета, а они отвечают, что нужно ждать. У других людей также есть несчастье в жизни, и они раньше попросили помочь.

Вся моя жизнь сконцентрирована на мыслях о семье и моём существовании, потому что часто мне нечего делать, я никуда не выхожу, я много читаю дома книг, журналов. Я слежу за политической ситуацией сегодня по интернету, чтобы быть в курсе, я люблю это и хотел бы работать журналистом, как раньше.

Президент Путин — человек очень умный, очень открытый, и он хочет, чтобы всё развивалось мирно. Это видно по тому, как он регулирует конфликты. Я только хочу, чтобы он пересмотрел политику России по отношению к иностранцам, чтобы лучше интегрировать их в общество. Ведь у них есть знания, которыми они могут поделиться с русскими и участвовать в развитии страны.

Африканские страны считаются второсортными. Западные страны обращаются с нами, как с тараканами. Многие войны у нас спровоцированы западными людьми, они продают оружие, чтобы африканцы убивали друг друга. Путин противостоит этому, он открыто заявляет, что против таких действий. Я хочу, чтобы он помог африканцам подняться и развиваться.

Читайте так же:  Ревную мужа к прошлому

Вся моя жизнь сконцентрирована на мыслях о семье и моём существовании, потому что часто мне нечего делать, я никуда не выхожу

Фотографии: Зарина Кодзаева

Моя жизнь в Конго

Я хочу выложить этот рассказ для своих друзей, которые пропустили тот момент, когда я работал в Демократической Республике Конго, той что находится в экваториальной Африке. Было это в недалеком 2003 году. Рассказ дает представление о том как жилось в Конго еще тогда, т.е. цены указаны старые, сейчас они удвоились. К тому же, как я слышал, многое изменилось, говорят, к лучшему.

Сказать просто что здесь жарко — не сказать ничего. Здесь жарко. Страна ранее именовалась Заиром. Долгое время была бельгийской колонией. Потом была пара президентских переворотов, несколько войн и страна раскололась на две части, каждая со своими правителями. Сторона официального правительства на Западе (сторонники убиенного Кабилы-отца) и сторона мятежников на Востоке (возглавляемых Кабилой сыном). Как нетрудно догадаться официальный правитель Кабила был убит собственным сыном. Граница между двумя враждующими князьками проходит по естественной водной преграде – великой реке Конго.

Как водится в их внутренние дела вмешалась ООН. Надо сказать, что ООНия есть еще одно государство на свете, со своей системой. Сия организация развернула миротворческую миссию, которая считается самым дорогим проэктом в истории деятельности этой конторы. Один день деятельности стоит её бюджету около 2,5 млн. долларов.

Денежная система руспублики использует как американские рубли, так и конголезские франки (FC). Причем курс зависит от стороны государства: 400FС/1$ на правительственной стороне до 300FC/1$ на стороне мятежников. Причем у правительства в ходу купюры большого достоинства во франках (50, 100 и 500), а у мятежников только 5, 10 и 20 франковые купюры.

Жилье в среднем везде стоит от 400 до 800 долларов в месяц за 3 комнатную квартиру в столице Киншасе или за отдельный 5 комнатный дом в г.Кисангани (сторона мятежников). Причем интересна система оплаты: Платить можно минимум за 3 месяца вперед, плюс такую же сумму необходимо выдать хозяину «гарантию». Также требуется вознаграждение агенту в виде одномесячной оплаты и так называемый «антисипацьон», который также составляет месячную оплату. Коммунальные услуги составляют от 20 до 100 долларов в месяц. Причем жилой фонд в Конго очень старый и запущенный. Все фундаментальные посторойки были сделаны еще под кнутом бельгийских колонизаторов, которых выгнали местные в конце 60х годов. С тех пор ничего не создано.
Вот, например, утренняя пригородная электричка, запущена в 50-е годы, но последние 20 лет выглядит как то запущенно :), но зато бесплатна.

Транспорт представлен старинными насквозь гнилыми французскими и японскими автомобилями, которые стоят очень дорого, так как все привозят из Европы, а перевоз денег стоит.

Общественный транспорт официально отсутствует, его заменили частники на старых микроавтобусах тойота, куда вместо 9 человек садят 25-30, включая крышу и берут за проезд 70FC. Это в Киншасе. В более отсталых городах машин нет вообще, тут только велотакси, простые китайские велосипеды, на багажник которых умещается 1 пассажир + багаж за 40FC.

Компьютеры у местных есть только у самых богатых организаций, типа представительств авиакомпаний. Это, в основном, PC 286-386 желтые от старости машины с разваливающимися матричными принтерами. В столице есть пяток арабских компьютерных лавок, в которых торгуют старыми, снятыми с производства Пентиумами по баснословным ценам (около 1000 долларов). Например, болванки Maxell CDR 700MB — 20$ за коробку из 10 дисков. Комплектуюшие есть, но мало. Причем на витринах их не видно — только выцветшие коробки — муляжи.

Продавцы не понимают разницы между принтером и факсом. Ковриков для мышей просто нет, зачем они. Это роскошь!

В столице однако замечены 2 интернет-кафе, где минута стоит около 1 доллара за 10Kbit/sec. Компьютеры очень старые с французской раскладкой. Есть местные провайдеры, которые за такую же скорость требуют 70 долларов в месяц с ограничением в 100Mb трафика.

Билет на самолет на Родину (Россия) стоит 1200 долларов в оба конца.

Население республики состоит из множества племен- национальностей. Часто они имеют свои собственные языки. Но основные языки – суахили и лингала. Также существует официальный государственный язык — французский, но им владеет лишь небольшая прослойка образованных (обеспеченных) граждан этой огромной страны. Также есть отдельно живущие знаменитые племена пигмеев, людей очень маленького роста. Раньше их никто не видел, теперь они более социализированны. На фото ооновский полицейский Фердинанд Ассанде (очень радушный чувак) жмет ручку пигмею.

Магазины в глубинке в большинстве своем по ассортименту схожи на круглосуточные российские ларьки начала 90-х. Выбор небольшой, цены не указаны, часто покупателей от прилавка отделяет грубо сваренная железная решетка (для безопасности). Но в столице можно встретить 2-3 супермаркета с неплохим ассортиментом, ведомые вездесущими ливанскими коммерсантами.

Народ в Конго живет очень бедно, едва сводит концы с концами. Живут в основном в глинобитных хижинах, особенно в районах. Редкие богачи могут позволить себе кирпичные дома. Еду из того, что можно поймать или сорвать в округе, готовят на углях прямо на улице.

Школ очень немного, есть система частных школ, где преподают белые преподаватели, в основном, из Бельгии, это школы для богатых. Государственные общеобразовательные учреждения представляют собой жалкое зрелище, дети сидят на земле (парт и стульев нет), электричества нет, все учебные пособия сводятся к куску черной фанеры неправильной формы и мелу.

В целом, Африканская сторона довольна ярка и многолика, особенно в провинции, люди до сих пор живут в 19 веке, они более просты и искренни, но на фоне нищеты все это выглядит не слишком радостно. Жить там довольно тяжело, даже белому человеку, с учетом его доступности хоть каким-то благам цивилизации, а уж местному то народу и подавно.

Источники


  1. Кризис есть кризис: Лидеры российской и мировой экономики о путях выхода из кризиса. — М.: Эксмо, 2011. — 272 c.

  2. Рогов, Е. И. Психология общения / Е.И. Рогов. — М.: Владос, 2017. — 336 c.

  3. Молодой семье. Энциклопедия семейной жизни. — М.: Гриф, 2010. — 672 c.
  4. Александр Свияш 5585 советов брачующимся, забракованным и страстно желающим забраковаться / Александр Свияш , Юлия Свияш. — М.: АСТ, Астрель, 2011. — 512 c.
  5. Биркгофф, Г. Математика и психология / Г. Биркгофф. — М.: [не указано], 2016. — 971 c.
Республика конго отношение мужчины к женщине
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here